Коллегия по информационным спорам нашла диффамационными большую часть статей ABIREG о компании ЭФКО

Коллегия обнародовала решение по жалобе компании «ЭФКО» на информационное агентство ABIREG, в котором нашла признаки целенаправленной информационной кампании.

В заседании по рассмотрению спора 18 сентября принимали участие сопредседатель Коллегии Юрий Казаков, члены Палаты медиа-сообщества Александр Копейка и Алексей Симонов и члены Палаты медиа-аудитории Татьяна Андреева, Вадим Зиятдинов и Григорий Томчин. ABIREG.RU представлял его руководитель Дмитрий Орещенко, а коммерческую фирму — руководитель пресс-службы Александра Япрынцева, начальник юридического отдела Алексей Сараев и ведущий юрисконсульт Алексей Рощин.

Как заявляли сначала и подтвердили на заседании Япрынцева и Орищенко, прошлом году, когда руководитель пресс-службы приступила к своим обязанностям, они встречались и редактор СМИ одновременно представляя собой главу PR-агентства предлагал установить партнерские отношения между ABIREG и ЭФКО, оказывая фирме услуги внешней службы по связям с общественностью. По словам Александры Япрынцевой, после того, как фирма в платном сотрудничестве отказала, на сайте ABIREG стали одна за одной появляться статьи, носящие негативный характер об ЭФКО.

Коллегия рассмотрела все предоставленные заявителем материалы, взяла во внимание статьи, обозначенные руководителем информагентства как положительные и нейтральные и пришла к выводу, что из 22 публикаций, как минимум, 17 могут быть признаны содержащими диффамационные признаки в заголовке или в самом тексте и только 5  могут быть признаны нейтральными или условно нейтральными. Поэтому есть все основания поддержать представление заявителя о том, что он столкнулся с информационной кампанией, направленной на снижение уровня доверия к ЭФКО со стороны рядового потребителя.

Вместе с тем в принятом решении Коллегия обращает внимание на недопустимость сближения и смешивания профессиональной журналистики и PR. Одновременное руководство информационным и PR агентствами, как в случае с ABIREG и ABIREG.PR, предполагает удовлетворение радикально различающихся задач и интересов и поэтому представляет угрозу, в том числе, безопасности общества — не может быть признано нормальной и допустимой с точки зрения медиаэтики.

Подробный текст решения представлен на странице жалобы ЭФКО. Здесь приведем его резолютивную часть.

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия приветствует факт обращения ЗАО «Управляющая компания “ЭФКО”» за разрешением информационного спора в орган медийного саморегулирования.

1.1. Коллегия выражает признательность организации-адресату жалобы за предоставление содержательного ответа на жалобу и за участие руководителя агентства в рассмотрении информационного спора.

2. Коллегия не считает возможным, соответствующим своей компетенции, углубление в собственно производственные, технологические, финансовые и иные вопросы жизнедеятельности компании «ЭФКО», становившиеся поводом для подготовки публикаций ABIREG.RU, а равно и оценивать основательность информационных поводов для их появления, характер и качество конкретных текстов с позиций достоверности, основательности, добросовестности журналиста, соблюдения им профессиональных стандартов, принятых в информационной журналистике.

2.1. Коллегия оставляет без внимания предоставленные ей заявителем «к сведению» сторонние публикации, касающиеся методов работы ABIREG.RU, допуская, что обе могли появиться с подачи заявителя. Ровно по этой причине Коллегия, упоминая об этих публикациях как о предложенных её вниманию, не приводит ни их названий, ни адреса этих материалов в сети.

3. Коллегия находит, что из 22 публикаций, предоставленных ей заявителем (период выхода в свет – с февраля 2013 г. по апрель 2014 г.), как минимум, 17 могут быть признаны содержащими диффамационные признаки в заголовке или в самом тексте, т.е. что всего только 5 публикаций могут быть признаны нейтральными или условно нейтральными. Коллегия обращает внимание также и на то, что 4 из 7 публикаций, приведённых самим адресатом жалобы в качестве «положительных или нейтральных», содержат признаки диффамации. Учитывая сказанное, Коллегия склонна поддержать представление заявителя о том, что он столкнулся с информационной кампанией: направленной, как минимум, на снижения уровня доверия к себе и своей продукции, в том числе, со стороны рядового потребителя.

4. Коллегия не имеет ни возможности, ни оснований исследовать вопрос об отличии характера публикаций агентства ABIREG.RU о компании «ЭФКО» до и после февраля или августа 2013 года. Коллегия также не имеет возможности пытаться установить истину в ситуациях «слово против слова», касающихся обстоятельств той постоянно упоминаемой встречи представителей компании и агентства, исход которой, по мнению заявителя, имел прямое отношение к рассматриваемому информационному спору.

5. Коллегия находит, вместе с тем, что уже сама ситуация, в которой собственно информационные отношения обнаруживаются у одной из сторон переплетающимися с бизнес-отношениями (а одновременное руководство информационным и PR агентствами предполагает удовлетворение радикально различающихся задач и интересов, не только совмещение, но и достаточное сближение которых может представлять угрозу, в том числе, безопасности общества), не может быть признана нормальной, допустимой с точки зрения медиаэтики.

6. Коллегия находит, что как для самого заявителя, так и для адресата жалобы, но в не меньшей степени и для каждого из многочисленных пользователи продукции Агентства Бизнес информации ABIREG.RU, данная ситуация обнаруживает выраженный «конфликт интересов». Ситуация, в которой СМИ сознательно или по неосторожности ставит под вопрос свою независимость, беспристрастность, готовность и способность выполнять критическую функцию по отношению к субъекту-носителю «общественного интереса», определенно и решительно избегается и предотвращается профессиональной журналистикой вообще, информационной – прежде всего, а качественной, репутационной — с особой тщательностью. Вошедшая в профессиональный фольклор идиома «наш журналист и деньги возьмет, и правду скажет» не имеет выхода в реальную профессиональную практику. Брать деньги за услугу и говорить при этом правду невозможно в принципе.

6.1. Избегая выводов и утверждений, которые могли бы восприниматься как попытка вмешательства в редакционную политику, Коллегия находит положение, при котором руководитель PR-агентства, предлагающего помощь компании в формировании её «правильного», позитивного образа (а для чего иначе нужна «внешняя пресс-служба»?), обнаруживается также и руководителем делового издания, чрезвычайно рискованным в профессионально-моральном смысле.

6.2. Коллегия не считает ситуацию, возникшую во взаимоотношениях агентства «Абирег» с ГК «ЭФКО» частной или случайной. Полагая практику, выявленную настоящим информационным спором, прецедентной, Коллегия обращает внимание на то, что «уникальное совмещение форматов» информационной и пиар-деятельности («ABIREG.RU – это действительно уникальный проект, совмещающий формат информационного и PR-агентства»: так Агентство Бизнес информации отрекомендовано, например, на сайте shop and mall) обнаруживается не новым словом в деловой журналистике, а проявлением далеко не нового деформационного тренда, противоречащего стандартам обеих профессий: и журналистики, и «связей с общественностью».

6.3. Коллегия обращает внимание на справку о себе ABIREG.RU (http://abireg.ru/p_107.html), в которой это «федеральное информационное агентство» выражает готовность предоставить бизнесменам «эффективные инструменты для увеличения продаж, привлечения клиентов и успешного развития бизнеса».

6.3.1.Члены ad hoc коллегии, рассматривающей настоящий информационный спор, заявляют о том, что не могут соотнести с известными им форматами профессиональной журналистики следующую формулу-самообязательство из той же справки: «мы знаем, что нужно делать и готовы нести ответственность за свои рекомендации». Подход, предполагающий «ответственность за рекомендации», изначально неприменим к журналистике; речь идёт, надо полагать, об услугах в смежных с журналистикой, но чужих для неё сферах PR, рекламы, маркетинга и пр.

6.3.2.Члены ad hoc коллегии не разделяют и не принимают в качествепрофессионально правильной следующую позицию из той же справки: «В нашем бизнес издании выделено и давно успешно работает отдельное PR-агентство. ABIREG.PR – команда профессиональных журналистов и PR-специалистов с большим опытом работы, готовая воплотить любую идею в жизнь». Сотрудник PR-агентства, если предельно коротко, не может быть «профессиональным журналистом». Он может быть разве что сотрудником «с опытом работы в журналистике»: ровно потому, что занимается в PR-агентстве определенно не журналистской деятельностью, даже и работая с текстами публикаций.

6.4. Коллегия полагает, что приведённые выдержки из рекламной, по сути дела, справки о себе агентства ABIREG.RU фактически дезавуируют сказанное при рассмотрении информационного спора Д.В. Орищенко (представленным в той же справке «экспертом в области деловой репутации») о «разведении» сфер деятельности ABIREG.RU и ABIREG.PR.

Очевидно, что речь в данном, «гибридном» случае идёт или о непрофессионализмезанятых в них, но запутавшихся в специфике двух профессий, заведомо различных по природе, областям, характере, целям деятельности. Или же об уловке: возможно, поддерживающей работу информационного сегмента «предприятия», но, безусловно, расходящейся с принятыми представлениями как о честной журналистике, так и о честном информационном бизнесе.

6.5. Частным, но, без сомнения, заслуживающим внимания и оценки проявлениемнепрофессионализма Коллегия признаёт ситуацию с фактически тотальной «безымянностью» авторов высказываний об «ЭФКО» в публикациях ABIREG.RU.

С уважением относясь к праву источника информации на анонимность, а равно и к обязательству журналиста хранить в тайне имя такого источника, когда ему было дано соответствующее обязательство, Коллегия находит не нормальной и не вызывающей доверия ситуацию, когда фактически любое негативное, тем более — диффамационное в основе высказывание об «ЭФКО» в публикациях конкретного агентства оказывается «безымянным».

6.5.1. Коллегия обращает внимание на известное и соблюдаемое в цивилизованной журналистике профессиональное правило: основные адресаты СМИ и журналиста,гражданин и гражданское общество, должны знать источник информации, представляющей общественный интерес, чтобы правильно оцениватьнадёжность как самой информации такого рода, так и того, кто эту информацию предоставляет публике.

Источник критической, тем более — диффамационной информации не называется, как правило, только в том случае, когда к этому обнаруживаются веские, понятные публике или специально доводимые до неё причины и основания, в силу которых лицо, предоставившее информацию журналисту, предпочитает или же вынуждено оставаться не названным по имени, анонимным.

Ситуация, обнаруживающая большое количество публикаций, в которых «безымянность» возникает без ссылки на основания для её появления, может быть расценена искусственно сконструированной, а сама «безымянность» — приёмом,элементом манипулятивной технологии, применяемой в информационной кампании, которая проводится либо самим средством массовой коммуникации, автоматически теряющим при этом право именоваться «средством массовой информации», либо через него.

7. Не имея оснований в обнаруженной ситуации воспринимать дословно сказанное адресатом жалобы о «миссии» и о «долге» журналиста, Коллегия, тем не менее, полагает, что, как минимум, одна из позиций Ответа на жалобу должна быть доведена ею до заявителя как справедливая и безусловно профессиональная в основе.

Ситуация, когда крупная, уважающая себя компания, предмет профессионального журналистского интереса, через который реализуется собственно «общественный интерес», на много месяцев «отлучает» от своей оперативной, живой, «реактивной» по характеру информации конкретное СМИ по причине или в силу некой «провинности» перед ней или её пресс-службой, ненормальна, во-первых. И профессионально некорректна, во-вторых, — если говорить о профессиональнопонимаемых задачах пресс-службы.

7.2. Не имея оснований адресовать пресс-службе частной компании какие бы то ни было профессиональные рекомендации, Коллегия полагает необходимым напомнить заявителю о праве граждан на информацию как фундаментальном для гражданского общества. А равно и об обязанности всех, от кого зависит выработка и передача информации, представляющей общественный интерес, уважать это право не просто повседневно, но при любых обстоятельствах.

 

Подробнее на сайте Комиссии

Похожее ...