«К нам приходят те, кому уже некуда идти»

Как бывшие заключённые в Воронеже адаптируются к нормальной жизни

Вадим из своих 29 лет отсидел 9, почти треть жизни. За решёткой парень провёл то время, которое принято называть лучшими годами жизни. Сел Вадим в 2008-м, когда ему было 20.

— У нас ведь как бывает: украдёшь мешок картошки, а за это тебе всю жизнь сломают, — философствует Вадим.

— Ну, ты же не мешок картошки украл, раз 9 лет дали?

— Сотовый телефон. Сначала дали 3 года. А потом повесили на меня то, чего я не совершал…

Разговаривая с нами, худенький молодой человек, ловко перегибается через ограждение и руками выуживает из садка здоровенного осетра, после чего с торжествующим видом тычет рыбиной в объектив.

«Для многих даже 500 рублей на руках равносильно гибели»

На осетровой ферме в Панинском районе Вадим работает уже месяц. Эту ферму 8 лет назад создал вместе с единомышленниками основатель центра реабилитации бывших заключённых «Назорей» Анатолий Малахов. Работают на ферме реабилитанты «Назорея» — бывшие заключённые и люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию.

На постоянной основе на ферме трудятся пять человек. В том числе Вадим. Он перевёз сюда ещё и свою девушку, с которой познакомился после освобождения. Живут в деревянных вагончиках, питаются бесплатно и даже получают зарплату. Остальные реабилитанты «Назорея» наведываются сюда периодически, так сказать «на перевоспитание».

— В деревне нет городских соблазнов, — объясняет руководитель социальной биржи труда «Назорея» Сергей ФРОЛОВ. — Для многих людей подобного образа жизни иметь на руках даже 500 рублей — равносильно гибели. Уйдут в загул и не вернутся. А поживут на ферме недельку-другую, поработают на свежем воздухе и мыслить по-другому начинают. Мозги проветриваются.

Вадим работает на осетровой ферме всего месяц, но с рыбой уже на ты. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

На ферме в Панинском районе, где работают реабилитанты «Назорея», разводят не только осетровых, но и форель. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

«Назорей» как последний шанс

Автономная некоммерческая организация (АНО) «Назорей» в Воронеже была создана 17 лет назад. Основная цель — социальная реабилитация и адаптация бывших заключённых. Им помогают с трудоустройством, оказывают психологическую и юридическую поддержку. Если утеряны документы — содействуют в восстановлении.

— Как правило, к нам приходят те, кому уже некуда идти — у кого нет жилья, нет семьи (или утеряна с ней связь), — говорит директор АНО «Назорей» Наталья МАЛАХОВА (супруга Анатолия Малахова). — Плюс, наверное, не надо объяснять, как сложно человеку с судимостью найти работу.

Помимо осетровой фермы у «Назорея» существуют договорённости с несколькими организациями, куда реабилитантов центра берут на работу. В основном это работа на стройке.

— Минимальная зарплата, которую получают наши реабилитанты, — 16 тысяч рублей, — говорит Сергей Фролов. — Ну а максимальная — как себя проявишь и как будешь трудиться. Бывает, по 30 тысяч зарабатывают и больше.

«Наши двери открыты в обоих направлениях»

Сам реабилитационный центр располагается в трёхэтажном жилом доме на ул. Дружинников, 15. Под эти цели город выделил 9 муниципальных квартир, где реабилитанты проживают как в общежитии. Сейчас здесь живут около 20 человек, максимально центр может принять человек 40. Коммунальные платежи и питание реабилитанты оплачивают из своих зарплат. В центре есть тренажёрный зал, библиотека. Как уверяет Наталья Малахова, это не режимное учреждение, каждый реабилитант может уходить по своим делам и приходить, предварительно уведомив руководство центра о своём местонахождении и времени возвращения.

— Мы здесь никого не держим, двери центра открыты в обоих направлениях, — говорит гендиректор АНО «Назорей». — Главное условие — сухой закон. Если кто-то начинает выпивать и уж тем более употреблять наркотики, с такими людьми мы прощаемся. А вообще, у нас живут в среднем полгода-год. За это время человек должен полностью социально адаптироваться и встать на ноги. У него есть работа, он избавился от дурных привычек и дурных компаний. Таких людей мы стараемся готовить к выходу в самостоятельную жизнь.

«Женщины неисправимы»

Серьёзным психологическим барьером для реабилитантов становится необходимость самостоятельно снимать квартиру, даже если они хорошо зарабатывают. Когда полжизни скитаешься по тюрьмам, реабилитационным центрам и блатхатам, просто неоткуда взяться привычке жить отдельно и тем более платить за жильё. И тем не менее в «Назорее» масса примеров, когда реабилитанты уходили в самостоятельное плавание, полностью социально адаптировались и обретали семьи.

— Правда, речь идёт исключительно о мужчинах, — оговаривается Наталья Малахова. — С женщинами таких положительных примеров у нас пока ещё не было. То ли нам просто не везло, то ли представительницы прекрасного пола действительно неисправимы. Если к нам попадает пьющая женщина, то рано или поздно она уходит в загул и при этом обязательно прихватывает за собой одного – двух мужчин. А если дама непьющая, то она, как правило, оказывается мошенницей: обчистит половину центра и скроется.

Конечно, не все женщины такие. Например, баба Вера. Женщине некуда идти — у неё нет ни дома, ни родных, ни документов, без которых она не может получать даже пенсию (сейчас юристы «Назорея» пытаются восстановить женщине паспорт). Но свою пользу баба Вера приносит — в центре она исполняет обязанности кухарки.

— Сегодня у нас на первое суп с вермишелью и мясом, а на второе — картошка с колбасой, — хлопочет по кухне бабуля. — На всех хватит — кастрюлька у меня вон какая!

Баба Вера живёт в реабилитационном центре третий год. Если бы не «Назорей», пожилая женщина без квартиры и документов доживала бы свой век на улице. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

«Общаемся как свободные люди»

Не все постояльцы реабилитационного центра с криминальным прошлым. В уставе «Назорея» прописано, что они принимают и тех, кто попал в трудную жизненную ситуацию.

— Я сам из Липецкой области, так получилось, что связи с семьёй потерял, — рассказывает Олег. — Приехал в Воронеж на заработки. У меня много специальностей. Последним местом работы была пиццерия, где трудился поваром. Квартиру снимать одному было дорого. Поселился у знакомых. А там ведь сами знаете, как бывает: живи, мол, бесплатно, но что-нибудь принеси. Вот возвращался вечером с работы, бутылку на стол — и понеслось… В какой-то момент понял, что дальше так продолжаться не может, иначе окончательно сопьюсь. Вот и пришёл в «Назорей» за помощью. Здесь я при деле. Работаю в ТСЖ. Сам, слава Богу, никогда не был судимый. А то, что большинство реабилитантов — бывшие заключённые, меня не смущает. Мы ведь на свободе. Общаемся как свободные люди.

«Назорей» даёт людям шанс вернуться в нормальную жизнь. Воспользоваться этим шансом или нет — личное дело каждого.

75-летний Василий Павлович в силу возраста и инвалидности — единственный реабилитант «Назорея», кто не работает. Фото Игоря ФИЛОНОВА.

Материал подготовлен при грантовой поддержке
«Гильдии аналитических журналистов» Воронежской области.

Роман ПОПРЫГИН

Похожее ...