«Воронежский курьер»: В блокаде

Жители воронежской улицы Ломоносова в районе областной детской больницы, по настойчивым просьбам которых я взялся за перо, в блокаде. В информационной блокаде. Нет, что касается эфирной информации, то тут все в порядке. Самое массовое «искусство» исправно снабжает ломоносовцев своей продукцией: с телеэкрана не сходят бесконечные шоу, мыльные оперы вперемешку с новостями.

 140404_26_02_220_200_jpg[1]Блокада начинается, когда местные чудаки, еще не отвыкшие от газет и журналов, хотят взять в руки печатную продукцию. На весь микрорайон, насчитывающий порядка 10 тыс. жителей, всего два газетных киоска. На одном вывеска «Роспечать», на другом — «Агентство Роспечать». Однако ведомственные различия не мешают им придерживаться одного стиля работы: НЕ РАБОТАТЬ. Газетная точка, что у магазина «Добрый», иногда еще общается с покупателями. После месячного «прогула» открывается окошко, а затем закрывается, чтобы через месяц показать лицо нового продавца. Киоск же на автобусной остановке «Институт генетики» всю зиму стоит, как монумент. Глядя на это достаточно симпатичное сооружение, завешанное со всех сторон жалюзи, приходят в голову крамольные мысли: какая выгода хозяина от торговой точки с вечным замком, что за странный бизнес?…

 

А если всерьез о бизнесе, связанном с продажей печатной продукции, то он в нашем городе складывается тяжело. Впечатление, будто на его пути постоянно ставят препоны. Такого мнения, в частности, депутат воронежской городской думы Игорь Тимофеев. А он о проблемах знает не понаслышке, являясь генеральным директором ЗАО «Сегодня-Пресс — Воронеж», занимающегося розничной продажей печатной продукции. Понятно, что газетный киоск находится в разной весовой категории с киоском, торгующим, допустим, пивом. По логике, и налоговые нагрузки должны быть разными. В соседней Липецкой области это понимают. Например, аренда за землю под газетный киоск там составляет 120 рублей в месяц, а у нас — 3 — 4 тыс. Чувствуете разницу? Так что очереди из бизнесменов, желающих установить в Воронеже газетно-журнальную точку, не наблюдается. Попалось на глаза информационное сообщение об открытом аукционе на право заключения договора по размещению нестационарных киосков и павильонов. В списке — 59 объектов во всех районах Воронежа, из которых только четыре киоска печатной продукции. Улицы Ломоносова я там не нашел.

 

Можно задать вопрос: а не сгущают ли краски местные любители газетно-журнального чтения? Ведь есть самый надежный путь регулярной встречи с любимым печатным изданием — подписка. Читателям удобно, а для тех из них, кому по разным причинам трудно покидать дом, — вообще единственный выход. И редакциям (а у некоторых газет подписка достигает 90% тиража) меньше хлопот с реализацией продукции.

 

Нет, не сгущают краски, ибо ломоносовцы и с подписным талоном частенько оказываются в блокаде. Четырехразовую газету обычно доставляют в почтовые ящики дважды в неделю, а случается, номера газет неделями копятся в отделении связи № 87, расположенном на улице Дарвина. На возмущенные звонки подписчиков там реагируют с олимпийским спокойствием, выдвигая «веские» причины: почтальон на полставки, в отпуске, на больничном… И вообще, обычно заключают монолог связисты, зарплата маленькая, людей не хватает, приходите разносить почту.

 

Почтальонов можно понять: зарплата их до обидного мала. На эту тему много разговоров на федеральном уровне — и президент, и премьер-министр в курсе неблагополучной ситуации в государевой почте, принимают конкретные решения: надо что-то делать. И вроде бы делают. На днях прочитал в газете интервью с директором управления Федеральной почтовой связи по Воронежской области Юрием Бесхмельницыным. Он поведал о повышении зарплаты, об эксперименте, который прошел в прошлом году в ряде филиалов «Почты России». Цитирую Бесхмельницына: «Результат не заставил себя долго ждать. О текучести кадров забыли, вернулись уволившиеся ранее и пришли новые сотрудники. Исходя из этого опыта, было принято решение с 1 января 2014 года всем почтовикам страны поднять зарплату. Самая большая прибавка у сотрудников основного производства — почтальонов и операторов — от 20 до 30%. Надеемся, что теперь работа воронежских ОПС не будет вызывать нареканий со стороны населения»…

 

Будем надеяться. Только из общения с почтовиками выяснилось следующее. Ранее работники получали премии и бонусы, но с новыми окладами резко возросли производственные задания, при которых нереально рассчитывать на дополнительные поощрения. Так что денежную прибавку они не очень-то почувствовали.

 

Впрочем, наивно считать простое повышение зарплаты панацеей, наивно ставить знак равенства между количеством денег и качеством труда. Примеров тому в нашей жизни множество. Чиновникам целенаправленно и солидно повышают оклады — и что, бюрократы стали работать эффективнее? Милиция, ставшая полицией и разбогатевшая, стала лучше нас беречь?.. Вопросы, конечно, риторические.

 

Загвоздка не только и не столько в зарплатах почтальонов. С подпиской вообще какая-то непонятная ситуация. Человек выписал газету, заплатил деньги за ее доставку в определенные дни. Редакция, в свою очередь, заключила договор с почтой, в котором определен график поступления газет к подписчикам. Все вроде бы ясно.

 

И тем не менее, уважаемый подписчик, попробуй добиться, чтобы в твоем почтовом ящике любимая газета лежала в назначенный час и желательно пораньше. Редакция ссылается на плохую работу почты, почтовики — на низкую зарплату, и крайним оказывается читатель. И ему только остается бежать за новостью в ближайший газетный киоск. Да только где он, киоск? Ау!

 

Анатолий Бавыкин

Источник: «Воронежский курьер»

Похожее ...